Апрель 7, 2021

Пессимистичное

Давайте так. Этот пост можно читать только в апокалиптическом настроении и только под Michael Kiwanuka “Solid Ground”. Поэтому если ты - лучезарный пирожочек и у тебя хорошее настроение, не рискуй, тут контент не для тебя. Если что - я предупреждала.

 

Иногда мне кажется, что я - газетный наркоман. Я громко всем заявляю, что не читаю “коронавирусные новости”. Но только стоит пообещать себе газетный детокс, руки сами лезут в интернет, а глаза сами все читают. После прочтения новостей такое ощущение, что истребила целый торт во время диеты в одиночку. То есть немножко себя ненавидишь, но не останавливаешься.

 

Если честно, не читать - это страшнее, потому что никогда не знаешь, куда наше добропорядочное норвежское общество покатится в этот солнечный понедельник. 

 

Как показывает опыт, катимся мы обычно скоростным паровозом под откос. И правила лучше читать. Вот в газете читаю, что наш премьер-министр Эрна не уследила за правилами и поела суши давеча в кругу семьи на свое 60-летие. Семья у Эрны на 4 человека больше, чем дозволено иметь в эти коронавирусные дни. Теперь Эрной занимается полиция, а медиа танцует чечетку на ее карьере.

 

С одной стороны, Эрна сама эти правила и составляет. С другой стороны, грустные настали времена. Заберите этот мир обратно - где за поедание роллов с угрем полиция будет светить тебе лампой в лицо на допросе.

 

Но мы не унываем. Мы вместе с норвежским правительством обстукиваем лбом границы разумного и логичного с ноября 2020-го.

 

Полгода назад правительство “схлопнуло Осло” в очередной локдаун, закрыло город на амбарный замок, а ключи выкинуло во фьорд и забыло, в какой. Вместе с ключами от Осло туда же улетел здравый смысл и ключи от всех дверей, кроме продуктовых магазинов, винных магазинов (так как они - государственная монополия) и аптек. 

 

Поэтому все, что все ословчане делают последние шесть месяцев, это практикуют 150 способов приготовления оленины в вине и раз в неделю вваливаются в аптеку на безудержный шопинг антидепрессантов и дезинфектора для рук. 

 

 

Бесцельно шатаясь по улицам, как и все остальные жители города, я подмечаю интересные детали. Вот прошел интересный персонаж в гавайской рубашке в плюс 7, у него на поводке овчарка, а на плече - гигантский попугай, с которым он разговаривает. 

 

Вот стоит очередь в винный магазин в понедельник в 10 утра. В “новом” Осло мы можем купить алкоголь, но не книги, потому как книжные магазины давно закрыты. 

 

Вот объявление на дверях спортзала, что они, конечно же, закрыты, как и все в этом городе. Но если у тебя маниакально-депрессивный психоз и есть справка от врача, что тренировки помогают тебе в лечении,  то для тебя спортзал открыт. А перед залом очередь длиннее, чем моя жизнь. Как я вижу, эта хворь косит исключительно 20-летних и румяных. 

 

Вот группа людей, которые занимаются кроссфитом, прячась от полиции в подземном паркинге. Это, видимо, те, у которых нет справки.

 

Мне иногда кажется, что люди, которые торгуют марихуаной на улице, будут скоро торговать возможностью “потренить”. Нас ждет целый черный рынок из подпольного пилатеса и качалок. Идешь ты себе по улице в спортивках, а тебе так: “Псссс….молодой человек, потренить не желаете? Недорого. Только за угол отойдем”.

 

Сегодня правительство огласит новый план выхода из кризиса. Я очень боюсь таких планов. Потому что премьер-министр Эрна и сама  веселиться не любит после суши-ужина, и другим не даст. 

 

В прошлый раз правительство сочло, что раз уже закрывать нечего, надо закрыть продажу алкоголя и ввести “сухой закон” в Осло. Сухой закон продлился ровно полтора дня.

 

Как говорит моя бабуленька, бешеной собаке семь верст - не крюк. Эта метафора означает, что ословчане попрыгали в свои машины и выехали в соседний город дабы затариться винишком. Там они выстроились в очередь, длиннее очереди из депрессивно-маниакальных со справками. Потому что переживать кризис лучше в состоянии “чуть пошатываясь”. В такт наступающему апокалипсису.

 

Как вы понимаете, скопление людей было, как на концерте в Олимпийском, а это не очень укладывается в “запреты” Осло. Поскольку запрещать уже осталось только сами очереди, “сухой закон” быстренько отменили. Причина отмены “сухого закона” правительством, как оказалось, были не гигантские скопления людей в одном месте, а очень даже забота о людях с алкогольной зависимостью. Я не шучу. Министр Здравоохранения сказал, что “мы должны о них подумать, потому что синдром отмены может привести к серьезным последствиям вплоть до смерти”. Никак нельзя такое допустить, и продажа алкоголя возобновилась.

 

Многие не выдерживают такого уровня находчивости и прыти от правительства в генерировании идей. И улетают. Теперь этим бедолажкам, чтобы вернуться, надо отсидеть 10 дней в карантинном отеле в аэропорту. За свои деньги. Даже если у тебя есть своя квартира/дача/дом. Даже если ты сделаешь себе 4 теста и все будут негативные. 

 

Но если ты летал на похороны или по работе, можешь не сидеть. А вот встреча с родителями, которых ты не видел с декабря 2019го - уважительной причиной не является. И я вот думаю, как скоро количество людей c липовыми справками “про похороны” уравняется в количеством людей с липовой справкой о депрессивном психозе.

 

Как вы понимаете, выйти из такого локдауна мы не можем, так как ключи от Осло - во фьорде, а правительство ищет их под фонарем, потому что там светлее. Мой психолог считает, что я сарказмом пытаюсь компенсировать агрессию. А я считаю, что если сесть в машину и гнать, не останавливаясь, 28 часов, то можно оказаться в Барселоне. Так сказать выйти за хлебушком и случайно покинуть страну.