И пожалуй, название этого поста – это единственный случай, когда слова «Телочка» и «Норвегия» будут стоять вместе в одном предложении. И пожалуй, это - самый короткий пост за всю история Ослосола.

 

Недавно была в Москве на курсах. Это был этакий «слёт Василис по обмену премудростями». Курс длился 10 дней и этого времени хватило, чтобы присмотреться к жизни в Первопрестольной.

 

Присмотрелась и все-таки убедилась, что я обнорвежилась. Раньше, когда мне такое говорили, я не особо верила. А сейчас я понимаю, что я счастливая обладательница славянских щек и норвежского мозга. И пока мои славянские щеки пребывали одновременно

  • в Москве
  • и в восторге от возможности отоварить себе зефирки в ближайшем круглосуточном магазине около полуночи,

мой норвежский мозг постоянно недоумевал.

 

 

Мне было непонятно, почему мне продают вино без паспорта, но при этом отказываются продать книгу в книжном. И это не была книга «Майн Кампф» или «История серийного маньяка в картинках». Книга была обычная – имела задорный зеленый цвет и доброе название «Моменты Счастья».  В ней самые обычные люди делятся своими воспоминаниями и кусочками счастья. По какой-то причине книге присвоена категория «16+». Видимо, потому что там есть истории, связанные с войной. Так вот. Мне эту книгу не продали. Потому как не было паспорта.

 

Согласитесь –странно ощущать себя человеком, которому уже можно пить, но еще рано читать.

 

Помимо непродажи книги, я столкнулась со словом, которое уже забыла и не слышала сто миллионов лет. «Тёлочки».

 

 

Честное слово, я думала, этот концепт сам себя изжил, последний экземпляр я видела  лет 10 назад и само слово «тёлочка» слышала  тогда же. Но судя по тому, как активно в Москве употребляется слово «тёлочки», они все же есть. 

 

Очень давно я пыталась объяснить норвежскому мужчине, что это за зверь такой. Его воображение нарисовало красивый образ, но на словах «а куда ты ее вывезешь в этом году – Мальдивы или Сейшеллы» его подкосило. Контрольный в лоб – это «ее надо кормить», «одевать», «снять ей квартиру».

 

Викинг немного подзавис. Наконец-то его озарило и он говорит «Ксень, ты путаешь слова. Правильно говорить надо не «Телочки», а «Тамагочи». Я говорю «Тамагочи вышел из моды в конце 90х. Тёлочки более живучие».

 

Но вот, знаете, против «телочек» все-таки есть мощное оружие. Норвегия.

 

Норвегия – одно из мест на земле, где появиться на каблуках и с макияжем smoky eyes утром – это не признак «телочности», а признак того, что кто-то не в адеквате. Я, когда приехала со своими платьями и каблуками в Ставангер, могла с таким же успехом захватить и самовар. Фурор от появления меня в автобусе на каблуках в 8 утра был таким же, как если бы я орала частушки, обмотавшись русскими сушками. А всего-то на работу ехала.

 

А когда доeзжала до работы мне говорили «Ксень, что такая нарядная? День рожденья?». Я говорю: «Нет, понедельник. Просто все чистое закончилось». И такой день сурка – каждый день. 

 

Через месяц я заметила, что в офисе появился ковер. Оказалось, что моих коллег раздражал стук каблуков по полу. По иронии судьбы, как только был отоварен ковер, я приняла правила игры в Скандинавскую жизнь и начала носить кеды. В первый же день, когда я пришла в кедах, джинсах, футболке, с хвостом и без макияжа, вежливая общественность поинтересовалась «не выгнали ли меня из дома» и «кому теперь перепродать ковер».

 

 

 

 

Но наряд – это не единственная потеря для «телочек» в Норвегии. Эта страна - просто исправительный лагерь. И камень преткновения здесь – моя история про «Тамагочи», которую я рассказала ранее.

 

Быть просто красивой - больше недостаточно. У просто красивых теперь есть конкуренция. Конкуренция из очень красивых, которых я встречаю пачками. Которые учились в лучших университетах. Которые зарабатывают на себя сами. У которых очень  интересная жизнь. В их мире никто никого не «вывозит» в отпуск, а люди путешествуют вместе.

 

И слава Богу, что есть страна, где у телочек просто нет шансов.